Архитектура и памятники

Жилые ячейки, институт проблем, полет Маргариты и ресторан, где подают время
Памятник Воровскому, Архитектура и памятники, Москва

Памятник Воровскому  

Егор Плотников
Егор Плотников
скульптор

Во дворе дома на углу улиц Большая Лубянка и Кузнецкий Мост (проходя поблизости, так сразу и не увидишь) стоит самый странный памятник в Москве. Это фигура советского дипломата, соратника Ленина Вацлава Воровского, убитого в 1923 году в Лозанне (скульптуру из бронзы установили через год, в 1924 году). Он изображен в такой нелепой позе, что трудно поверить, что это всерьез. Все теряются в догадках: экспрессивная пластика — следствие хронической болезни изображенного? А может быть, Воровский запечатлен в момент жаркой дискуссии? Или перед нами (это, конечно, самая убедительная и красивая версия) тот миг, когда пуля, выпущенная бывшим белым офицером Морисом Конради, настигла советского дипломата в ресторане швейцарского отеля «Сесиль»?.. Никто точно не знает, что подразумевал автор памятника, который был близким другом убитого, но не был профессиональным скульптором.


1

Площадь Воровского, Москва

Фрунзенская набережная, 50, Архитектура и памятники, Москва

Фрунзенская набережная, 50  

Илья  Куснирович
Илья Куснирович
музыкант

Есть в Москве один особенный квартал — между 2-й Фрунзенской улицей и Хамовническим валом. Все дома построены в очень интересном стиле — сталинский ампир. Москва в этих дворах имеет неповторимое очарование, и у меня даже есть версия, почему. Эти дома, особенно тот, что по адресу Фрунзенская набережная, 50, весьма величественны, однако элементы фасадов как будто выполнены для намного более скромных сооружений — как если бы это были небольшие четырехэтажные дома конца XIX века, но их вдруг резко увеличили до 15 этажей. Или же нас самих, оказавшихся рядом, уменьшили в несколько раз. Также на какую-то особенную, загадочную атмосферу здесь влияет местная флора — большое количество высоких хвойных деревьев, частые арки, увитые плющом, множество клумб с неочевидным набором цветов и растений. Все это делает пространство дворов интимным и каким-то подозрительно уютным. Впечатляющее количество старых библиотек, раскиданных по всему кварталу, дополняют атмосферу свечением старых вывесок. И очень тихо, а ведь буквально в паре сотен метров отсюда Третье транспортное кольцо.


2

Фрунзенская наб., 50, Москва

Дом Наркомфина, Архитектура и памятники, Москва

Дом Наркомфина  

Айрат Багаутдинов
Айрат Багаутдинов
краевед, автор проекта «Москва глазами инженера»

Позади отреставрированной усадьбы-музея Шаляпина на Кудринской площади спрятался пока неприметный дом Наркомфина. Сейчас он такой облезлый, что его не каждый едущий по Садовому заметит, но скоро его ждет реставрация под руководством внука самого архитектора — дому вернут первоначальный облик, восстановив панорамное остекление коммунального корпуса и окрасив в черно-белые цвета.

Это всемирно известный памятник авангарда — советской архитектуры 1920—1930-х годов. Одной из главных идей этой эпохи была типизация и массовое строительство жилья. Архитектор Моисей Гинзбург придумал экономичные жилые ячейки разных типов, которые сегодня мы бы назвали двухуровневыми квартирами-студиями. Из таких ячеек и составлен дом Наркомфина — огромный дом-корабль, построенный по заказу Наркомата финансов в 1929—1931 годах. Самой известной стала ячейка типа F — с высокой гостиной и спальней прямо над общедомовым коридором. За счет оригинальной компоновки они были так дешевы, что могли бы решить жилищный кризис в стране задолго до хрущевок, и выглядели при этом гораздо эффектнее последних. Все это можно увидеть во время нашей экскурсии.

Помимо жилого корпуса у дома есть коммунальный блок, где когда-то размещались детский сад и кухня-столовая, с жилой частью он соединяется теплым переходом. А наверху дома — плоская эксплуатируемая крыша с солярием, одна из характерных черт авангарда.


3

Новинский б-р, 25, к.1, Москва

Дом Мельникова, Архитектура и памятники, Москва

Дом Мельникова  

Ива Остистая
Ива Остистая
pr-менеджер фонда «Обнаженные сердца»

Один из главных памятников советского авангарда — дом Мельникова — был построен в 20-е годы прошлого века. Открыли его для публики не так давно: до этого здание было жилым. Чудом уцелевшая в переулках Арбата необыкновенная постройка — работа Константина Мельникова, его личный дом-мастерская. Здесь долгие годы жил сам архитектор, а после — его потомки. От привычных зданий конструктивизма дом Мельникова отличается прежде всего формой: два цилиндра помещены один в другой и украшены ромбовидными окнами. Такая композиция делает его силуэт абсолютно уникальным для советского времени примером постройки. Подивиться оригинальности этого чудо-особняка можно, устроившись в расположенном вокруг него маленьком и уютном саду. Плюс ко всему здесь всегда очень тихо, никто не мешает наслаждаться тишиной в центре города.


4

Кривоарбатский пер., 6, Москва

Дом Ахматовой, Архитектура и памятники, Москва

Дом Ахматовой  

Елизавета Левицкая
Елизавета Левицкая
руководитель проектов КБ «Стрелка»

Основная часть здания по адресу Большая Ордынка, 17 спрятана в глубине двора, и поэтому многие прохожие не обращают на него никакого внимания. Но это особенный дом. Здесь, в квартире с символичным номером 13, долгое время жила Ахматова, останавливаясь у своих друзей Ардовых. Сам дом выглядит конструктивистским, но на деле часть его была построена еще в XVIII веке, а уже потом несколько раз надстраивалась. Дом интересен не только своей историей. Двор, который отделяет его от Ордынки, — это тот самый «городской партер», которых так мало в Москве. С улицы он огорожен массивной решеткой с исторической входной группой, но калитка всегда открыта. Ее просто надо посильнее толкнуть, чтобы войти. Справа стоит памятник Ахматовой, сделанный по эскизу Модильяни. У дома интересная система арок и дворов — это настоящее Замоскворечье. Из главного нужно пойти прямо или свернуть в арку направо — так вы окажетесь в заднем дворе. Там, на стене гаража, в 2013-м появился портрет поэта — еще одна дань Ахматовой, но уже от уличных художников. Постарайтесь попасть в правое крыло здания и подняться на верхний этаж: из окон открывается отличный вид на Замоскворечье, особенно на лабиринты дворов около метро Третьяковская.


5

ул. Большая Ордынка, 17, Москва

Павильон «Космос» на ВДНХ, Архитектура и памятники, Москва

Павильон «Космос» на ВДНХ  

Саша Запоева
Саша Запоева
ведущая блога «Ну да Москва»

Павильону «Космос» за все время своего существования пришлось сменить имя и назначение не один раз. С 1939 по 1991 год он прошел путь от тракторов и машин до космических спутников и диджеев. Сначала «Космос» был посвящен докосмической гордости СССР и назывался «Механизация». Позже, видимо, для ясности название изменили на «Механизация и электрификация сельского хозяйства СССР». Павильону также предстояло стать жертвой советских архитектурных решений: когда-то он представлял собой огромный ангар-эллинг, построенный по типу Киевского вокзала. Но этого оказалось мало. В 1954 году к нему пристроили арку, барельефы Ленина-Сталина и две башни со скульптурами советских рок-звезд: Механизатора и Трактористки, а главное — добавили огромный стеклянный купол. Получилось, впрочем, красиво. К концу 1950-х вместо тракторов в павильоне стали выставлять заводские машины — и переименовали его, соответственно, в «Машиностроение». Вскоре на смену машинам пришли модели спутников и космические скафандры — и вот название в последний раз поменялось. А в 1991 году, за несколько дней до распада СССР, тут прошел первый русский рейв — Gagarin party. Два танцпола, приглосы, диджей из Франции и огромная очередь — от входа в павильон до входа на ВДНХ. Так что очереди на «Арму» — это еще нормально!


6

павильон №32 «Космос», ВДНХ, Москва

Ресторан «Золотой колос» на ВДНХ, Архитектура и памятники, Москва

Ресторан «Золотой колос» на ВДНХ  

Гузель Яхина
Гузель Яхина
писатель

Есть ли у меня любимый ресторан в Москве? Конечно! Окна заделаны фанерой, двери заколочены, лестницы наполовину развалились, стены покрыты плесенью, крыша протекает, на ней растут молодые березки. Мой любимый ресторан называется «Золотой колос», и расположен он в глубине ВДНХ, за прудом с одноименным фонтаном (также, к сожалению, не действующим). Здесь подают не еду и напитки, а время. Придите сюда как-нибудь на закате: в сумерках трещины исчезнут, и вы увидите лучший образец парадной архитектуры пятидесятых — белоснежные колонны, легкий портик с изумительным сводом, мраморные лестницы, легкие террасы как два распахнутых крыла… Когда-то — один из самых престижных ресторанов Москвы, наравне с «Прагой» и «Пекином»; в 1970-е, к примеру, запись была на полгода вперед… А теперь обернитесь. Перед вами — фантастическая панорама, по-моему, лучшая на ВДНХ: «кукурузина» в пруду сверкает золотом, купол «Космоса» насквозь просвечен солнечными лучами, бык на «Мясной промышленности» парит над деревьями. Дух захватывает.


7

ВДНХ, (строение 284), Москва

Станция МОЖД «Лихоборы», Архитектура и памятники, Москва

Станция МОЖД «Лихоборы»  

Павел Гнилорыбов
Павел Гнилорыбов
москвовед, писатель, основатель проекта «Моспешком»

Мой любимый комплекс модерна в Москве полностью сохранился, хотя находится у черта на куличках. Вообще все станции Московской окружной железной дороги — необыкновенный по выразительности архитектурный ансамбль. На дворе бушевал Серебряный век, и станции в стиле модерн взяли Москву в кольцо. Но XX век прошел, красота опять не смогла спасти мир, и многие станции остались прозябать за серыми заборами.

С открытием МЦК добраться сюда стало чуть проще: от новой станции «Лихоборы» минут 20 пешком, от «Коптево» даже ближе. Надеюсь, с возобновлением пассажирского движения по кольцу москвичи вновь обратят внимание на витиеватые узоры и скульптуры на зданиях. Железнодорожная станция — и столько украшений, надменно ухающие совы, ломаные буквы… Да, господа, это модерн, стиль, захвативший не только особняки, но и железнодорожные станции, водонапорные башни и киоски по продаже прохладительных напитков. Красота и польза должны быть нераздельны! Все сооружения, мосты и вокзалы окружной дороги проектировались признанными специалистами. Альбомы с видами новой магистрали издавали на великолепной бумаге в стилистике ар-нуво, с многочисленными виньетками, рисунками маков и луговых цветов.

Сейчас в Лихоборах помимо вокзала можно увидеть памятник 100-летию МОЖД. А рядом раньше была деревенька, даже целых две, Верхние и Нижние Лихоборы. Теперь о них говорят только топонимические объекты и прекрасно сохранившиеся здания из ансамбля железнодорожной станции. Надеюсь, магистраль не только поможет городу избавиться от пассажирских перегрузок, но и сумеет сохранить свое эстетическое своеобразие.


8

пр-д Черепановых, 15, Москва

Дом Нирнзее , Архитектура и памятники, Москва

Дом Нирнзее   

Маша Иванова
Маша Иванова
продюсер барбер-баттла Barber King

В начале 2005 года я переехала жить в дом Нирнзее. Этот «дом богатых холостяков» — наиболее известная постройка архитектора Нирнзее, первая высотка Москвы с фасадом в стиле неоклассицизма. Удивило меня то, что такое центральное место с точки зрения проживания оказалось, мягко говоря, так себе. Огромные потолки и окна, колонны, ажурные цветочные ящики из металла, спроектированные еще Нирнзее, солидная площадь однушки — это все, конечно, замечательно, но никак не может компенсировать отсутствие кухни и наличие привидений. Наверное, жертвы репрессий: на седьмом этаже когда-то проживал кровавый прокурор Вышинский, ссылавший соседей по дому прямиком в лагеря. Уже в первый месяц от соседей, с которыми мы курили на общей площадке, я узнала почти все байки и факты. Больше всего запомнилось следующее. С владельцем — масоном и банкиром Дмитрием Рубинштейном — оргии и гулянки устраивал якобы сам Григорий Распутин. В подвале работал театр-кабаре «Летучая мышь», в здании пересидели все значимые советские редакции — «Гудка», «Огонька», «Накануне», «Советского писателя». Здесь же взрывали в собственной квартире автора книги «Байки кремлевского диггера» Елену Трегубову. Взрывали, да не взорвали.

А вот рассказы о том, что в этом доме Булгаков познакомился с прототипом Маргариты и будущей женой Еленой Шиловской, точно не выдумка. Да и зная закрытую крышу (за вскрытие замков на жителей наложен большой штраф), точно понимаешь, что полет Маргариты Булгаков писал именно отсюда. Кстати, Мастер и Маргарита в романе встречаются именно возле дома Нирнзее. С Тверского бульвара можно разглядеть красивое панно, венчающее дом. Интересно, что это точная копия одной из мозаичных картин Александра Головина с фасада гостиницы «Метрополь».


9

Большой Гнездниковский пер., 10, Москва

Высотка на Котельнической , Архитектура и памятники, Москва

Высотка на Котельнической   

Михаил Алексеевский
Михаил Алексеевский
руководитель Центра городской антропологии КБ «Стрелка»

Из всех семи сталинских высоток жилой дом на Котельнической набережной известен меньше всего. А расположен он в уютном районе старой Москвы, идеальном для неспешных прогулок. Монументальное светлое здание, похожее на высокий кремовый торт со свечками, стоит на стрелке Яузы и Москвы-реки. За ним раскинулась историческая Таганка — самый малолюдный и сонный район в центре столицы. Приближаться к высотке лучше по Солянке со стороны Китай-города — с другого берега Яузы она смотрится особенно эффектно. Затем нужно подойти поближе и обойти дом со всех сторон, любуясь на удивительные скульптуры вроде странной комсомолки с голой грудью. Во внутреннем дворе за небольшой спортивной площадкой есть проход на красивую Гончарную улицу. По ней можно прогуляться до Садового кольца и шумной Таганской площади, а по пути посетить Музей русской иконы или Афонское подворье напротив.

Чтобы увидеть дом изнутри, нужно заранее записаться на экскурсию в музей-квартиру балерины Галины Улановой, расположенную на 6 этаже в центральной части здания. Это одна из самых больших квартир в доме, но современным посетителям она кажется тесной и не слишком роскошной. Зато тут можно полюбоваться заботливо сохраненными позднесоветскими интерьерами.

Но лучший способ познакомиться с высоткой — посетить легендарный кинотеатр «Иллюзион», где до сих пор за символические деньги показывают старые советские и зарубежные фильмы из коллекции Госфильмофонда. Советую пойти на утренний сеанс в будний день, тогда в полупустом зале вы встретите местных обитателей — пожилых полузабытых звезд советского кино с верхних этажей высотки, которые коротают дни, пересматривая любимые фильмы молодости. После сеанса они будут эмоционально обсуждать, кто из актеров как сыграл, вспоминая, разумеется, собственные лучшие роли. А если попросите, они покажут место рядом с «Иллюзионом», где был легендарный хлебный магазин. Над ним находилась маленькая двухкомнатная квартира Фаины Раневской — великая актриса шутила, что живет «между хлебом и зрелищами».


10

Котельническая наб., 1/15, Москва

Дом со зверями, Архитектура и памятники, Москва

Дом со зверями  

Александр Шестиперов
Александр Шестиперов
основатель «Турбюро имени Шехтеля»

Один из лучших образцов московского архитектурного юмора — кирпичный доходный дом Троицкой церкви, построенный в 1908—1909 годах на углу Чистого пруда. Там, где когда-то из него вытекала противная речка Рачка. Ее ежегодным разливам окрестная местность — Грязи — обязана своим названием. Сама церковь находится за углом, на Покровке. Главное в этой постройке — терракотовые барельефы на уровне третьего-четвертого этажей, добрая шутка на тему знаменитых барельефов Дмитриевского собора во Владимире. Гротескные изображения вымышленных животных, птиц и растений можно разглядывать полчаса, совершенно позабыв о том, куда и зачем ты шел. Увидеть здание в его изначальном виде можно в фильме «Подкидыш» 1939 года — история девочки Наташи, потерявшейся в Москве, начинается как раз с того, как она выходит из подъезда дома по адресу Чистопрудный бульвар, 14. К сожалению, в XX веке дом был надстроен двумя совершенно лишними этажами. А вот милая лестница с совами и котами — дитя девяностых — совершенно, на мой взгляд, уместный ответ на троллинг более чем вековой давности в исполнении автора барельефов Сергея Вашкова, ученика самого Васнецова и видного специалиста по русской церковной архитектуре. По окончании строительства влюбленный в свою работу Вашков поселился в этом здании, а спустя пять лет тут же и умер.


11

Чистопрудный б-р, 14, стр.3, Москва

Вывеска «Зубной врач», Архитектура и памятники, Москва

Вывеска «Зубной врач»  

Александр Можаев
Александр Можаев
краевед

Патриаршие — не совсем мой район города. Здесь дико уютно, но, как в Петербурге, все дома выстроены в один присест и примерно в одну эпоху, нет отличающей старую Москву многоплановости, наслоения времен и историй. Мне кажется, что народный проект по реставрации старых вывесок на фасаде дома №22 по Малой Бронной немного это компенсирует, увеличивая глубину исторической резкости, делая город сложнее и интереснее.

Проект был двухсерийным. Началось с того, что летом 2013 года при ремонте одной из старейших московских аптек случайно открылись следы полустертой вывески — характер шрифта говорил о том, что она относится ко временам НЭПа. На собранные всем миром деньги была проведена экстренная реставрация заглавной надписи «Аптека» (написанной в 1920-е годы поверх предреволюционного номера заведения) и фланкирующих ее надписей «Бюро студенческих кооперативов», причем одна из них выполнена с грамматической ошибкой, что завсегда приятно. В 2016 году мы вернулись к этому дому и, проведя расчистку соседнего эркера, нашли еще одну вывеску-указатель того же времени: «Зубной врач. Кв. №6». Для тех, кто приходит на Патриаршие в поисках Булгаковской романтики, уточню, что этими заведениями, возможно, пользовался Михаил Афанасьевич и его легендарные персонажи. Но прежде всего — вывески просто очень красивы.


12

Малая Бронная 22, Москва

Особняк Рябушинского, Архитектура и памятники, Москва

Особняк Рябушинского  

Ирина Рубанова
Ирина Рубанова
основатель «Турбюро имени Шехтеля»

На углу Спиридоновки и Малой Никитской, напротив церкви, где Пушкин венчался с Гончаровой, за невысокой кованой оградой притаился садик, где в мае всегда поют соловьи. Дом в глубине садика входит во все мировые учебники архитектуры. Построил его родоначальник московского модерна Федор Шехтель для богатого промышленника Степана Рябушинского в 1902 году. Особняк получился одновременно нежный и монументальный. Детали можно разглядывать бесконечно: орхидеи на мозаичном фризе, большие окна с причудливой расстекловкой, мраморная лестница-волна с лампой-медузой, дверные ручки в виде то ли морских коньков, то ли раскрывшихся жемчужных раковин, витражи и, конечно, звезды и стебли плюща в росписи тайной молельни в незаметной с улицы мансарде — Рябушинские и в начале XX века оставались старообрядцами. Несколько лет после революции дом переходил из рук в руки, теряя бесценные детали интерьера: здесь был и Наркомат по иностранным делам, и психоаналитический институт с детским домом-лабораторией при нем, и детсад под названием «Дошкольная коммуна при ВЦИКе», пока в 1931 году особняк не достался Горькому. Главный пролетарский писатель прожил здесь всего пять лет, но дом до сих пор остается его музеем. Хорошо сохранившиеся приметы быта советского барина-аскета (на кровати Горького поместится разве что худой подросток) не вытеснили из дома дух другой, утраченной жизни, в которой красота ценилась больше удобства. Он всегда где-то здесь, в самих пропорциях шехтелевских комнат: заходишь — и дышать хочется.


13

ул. Малая Никитская, 6/2, Москва

Дом России, Архитектура и памятники, Москва

Дом России  

Екатерина  Шаркова
Екатерина Шаркова
руководитель отдела реставрации керамики Центра имени Грабаря

Доходный дом страхового общества «Россия», в просторечии Дом России, построен на Сретенском бульваре на рубеже XIX—XX веков и задумывался как государство в государстве. Комплекс из двух корпусов занимает целый квартал и имеет статус объекта культурного наследия, в его строительстве участвовали мастера русского модерна — Величкин и Дессин. Я родилась в этом доме и с детства любила разглядывать фасады в стиле неоренессанса — с готическими химерами, крокодилами, попугаями и драконами, летучими мышами, башенками и часами. Здесь даже есть часовой колокол — немой от рождения. Ложные оконца тянутся фризом по всему фасаду (голуби прячутся тут от непогоды), а двор украшают прекрасные кованые ворота с растительным орнаментом.

До революции в доме жили очень богатые люди. В каждой квартире с потолками 4 метра (на втором и верхнем этажах еще выше) был изразцовый камин, зеленый или коричневый, потом многие их продавали, чтобы поставить кровать или шкаф. В нашей квартире камином пользовались, пока художник, занявший мансарду, не заткнул дымоход.

Позже в дом заселили представителей советской интеллигенции. Здесь, например, жили минералог Ферсман, математик Сканави, историк Греков, химик Ребиндер, офтальмолог Авербах (потомки до сих пор живут в той же квартире). А архитектору Шухову недавно поставили памятник на площади перед домом.

Перед войной сюда переселили Академию наук Санкт-Петербурга — так в доме оказалась моя семья, прадедушка был академиком-химиком. Тут родились бабушка, папа, я и мой сын. Соседями была семья химика Роде, за стенкой музыканты Погодины. В подъезде наискосок жила балерина Наталья Бессмертнова с балетмейстером Юрием Григоровичем. В этом доме всегда было интересно жить. Здесь снято много известных фильмов. Я помню съемки фильма «Рожденные революцией» — любимый эпизод с белой лошадью, бегущей по Боброву переулку и потерявшей убитого всадника, ее привозили на съемки несколько воскресений.

Все подвалы и чердаки были в ведении Союза художников. Самой известной стала мастерская Ильи Кабакова — этот чердак был центром московского андеграунда. Впервые я побывала в мастерской уже после отъезда Кабакова за границу, когда в ней обосновался Институт проблем современного искусства под руководством его друга Иосифа Бакштейна. Отсюда же я впервые попала на крышу дома — место паломничества московских руферов.

Сейчас тут как во французском квартале — повсюду слышна французская речь: рядом французский лицей, квартиры снимают французы. А в соседнем доме Лансере — Милютинский сквот с лекциями Артура Аристакисяна.


14

Фролов пер., 1/6, Москва

Диорама «Москва — столица СССР», Архитектура и памятники, Москва

Диорама «Москва — столица СССР»  

Ян Яновский
Ян Яновский
банкир

Мало кто из москвичей заходит в гостиницу «Украина», а те, кто заходят, бегут на деловые встречи, конференции, форумы и не замечают, что в конце лобби находится самая фантастическая панорама Москвы. Это 3D-диорама. Она очень красивая, просто нереальная. Это макет общей площадью около 300 квадратных метров в масштабе 1:75 с освещением, который может увидеть любой желающий, заглянув на первый этаж отеля. История у нее огромная и впечатляющая, в 1970-е годы диорама была изготовлена для национальной выставки, проходившей в Нью-Йорке. Меня настолько поразила масштабность проекта, что я потом искал информацию и много читал про «странствия» диорамы. После выставки она много путешествовала по Штатам, затем поездила по Европе и только через три года, в 1980-м, была установлена сначала в одном из павильонов ВДНХ, а потом перешла в частные руки, и в 2007 году ее приобрели вместе с гостиницей «Украина».


15

Кутузовский просп., 2/1, стр. 1А, Москва

Академия им. Тимирязева, Архитектура и памятники, Москва

Академия им. Тимирязева  

Федор Скокан
Федор Скокан
архитектор

Территорию Сельскохозяйственной академии (бывшая усадьба графа Разумовского) можно смело считать частью велосипедного маршрута на севере Москвы. Двигаясь от Ботанического cада мимо угрюмой застройки в районе метро «Петровско-Разумовская» и Дмитровского шоссе, неожиданно попадаешь на тихую Лиственничную аллею. По правую сторону раскинулись опытные поля академии, местами плавно переходящие в поля для гольфа, а слева — четыре корпуса общежития из красного кирпича, построенные на рубеже 1920—1930-х годов по проекту Евгения Шервинского. Интерес представляют дворы, каждый имеет свой цвет и отделку. Далее, минуя пруды, разбитые еще при графе Разумовском, мы видим учебные корпуса с полукруглыми ризалитами, построенные по проекту Бориса Иофана в конце 1920-х годов. И в завершение маршрута попадаем на полукруглую площадь перед главным зданием академии застройки конца XIX века, которая своим обликом напоминает архитектуру исторической части Петербурга. Продолжить прогулку можно, углубившись в Тимирязевский парк или взяв правее в сторону усадьбы Михалково.


16

Тимирязевская ул., 49, Москва

Усадьба Стахеева, Архитектура и памятники, Москва

Усадьба Стахеева  

Аня Прохорова
Аня Прохорова
лингвист

В Москве еще остались некоторые дореволюционные особняки и усадьбы. Часть из них сосредоточена в районе Новой Басманной улицы. К сожалению, не все сохранилось в былом виде, не везде можно посмотреть на старинные интерьеры. За последние пару лет я побывала во многих московских домах, но мой фаворит — городская усадьба Николая Стахеева. Раньше, проходя мимо здания, я и подумать не могла, что внутри него таится такая удивительная красота. Поражает разнообразие стилей, использованных в отделке помещений: декорированный в греческой манере холл, готический зал-столовая с витражами, курительная комната, украшенная мавританскими орнаментами, белое фойе, где сейчас проводят концерты, розовая гостиная в барочном стиле. Впрочем, увидеть всю эту красоту не так уж и просто: в рабочее время помещение закрыто для посетителей. Особняк, построенный в стиле неоклассицизма по проекту известного московского архитектора Михаила Бугровского, после революции был передан железнодорожникам, а затем стал называться Центральным домом детей железнодорожников (ЦДДЖ). Сейчас дом Стахеева функционирует как центр дополнительного детского образования, и попасть туда точно можно, записав своего ребенка в клуб юного конструктора или сводив его на день открытых дверей.


17

Дом Стахеева (Центральный дом детей железнодорожников), Новая Басманная ул., 14, cтр. 1, Москва

Мост Богдана Хмельницкого, Архитектура и памятники, Москва

Мост Богдана Хмельницкого  

Полина Королькова
Полина Королькова
филолог-славист, переводчик

Мост Богдана Хмельницкого стал одной из моих любимых смотровых площадок в Москве. Он начинается на площади Европы, а перед ним — небольшая симпатичная ярмарка. Удивительно, но рядом со столь оживленным местом — вокзалом и огромным торговым центром — никогда не бывает толп. С моста открывается необыкновенный вид на Белый дом, высотку на Кудринской площади и сталинскую застройку набережных, а с противоположной стороны высится МГУ. Зимой прячешься в стеклянной галерее моста, наслаждаясь видами из безопасного тепла. Сидишь на скамеечке, пьешь кофе или рассматриваешь путеводители, продающиеся тут же, мечтая о теплых морях. Тем не менее всегда найдутся отчаянные смельчаки, фотографирующие виды с открытых галерей, — удержаться от этого могут лишь москвичи, каждый день спешащие по мосту к метро или на работу. В основе конструкции моста — арка Краснокалужского железнодорожного моста 1907-го года. Раньше мост находился в двух километрах отсюда, а потом его пролетные конструкции установили на баржи — и мост поплыл по реке к новому месту, получив второе рождение.


18

Мост Богдана Хмельницкого, Москва

Скопируйте эту ссылку
Другие подборки в городе Москва
Беременные кариатиды, брутализм и Гонконг, Павлик Морозов и романтический лунатизм
Архитектурная нарния, внутренняя интеллигентность и фуршетный бес
Ром-баба в летающей тарелке, неслучайные книги без глянца, хамон и дедушкин чердак
Традиционный джаз и рок-импровизации, джем-сейшны и вид со сцены
Тиканье ходиков, письма Чаадаева, тайные концерты и люди, меняющие мир
Архитектура и памятники
Жилые ячейки, институт проблем, полет Маргариты и ресторан, где подают время
Буржуазные пари, тренажеры МВД, индустриальный упадок и сенсорная депривация
Фалафель в бомбоубежище, бургеры в тапочках, битье тарелок и венецианское стекло
Лепка в камере хранения, прогулки в темноте и 50 оттенков фиолетового
Город профессий, ресторан ужасов, аквариум с аквалангистами и аэротруба
«Павлинье око», живописные изгибы и тихонько выпивать
Пролетарские дома для элиты, памятник Шуховской башне и пафос гигиены
Квартиры без номеров, реактор в усадьбе, любовницы Берии и присутствие лошади
Пустырь, который фонит, дореволюционное дно и косыгинский разлом в лопухах
Космическая пицца, панк-сервис и одни друзья кругом
Собор от автора мавзолея, Лизин пруд и кладбище московского дворянства
Сады и огороды для пикников и прогулок, с пинг-понгом, йогой, катками и фудкортами
Электронные унитазы, добрые пьяные вьетнамцы и новости с границы с Пакистаном
Спортивный урбанизм, тайное братство, травяные настои и никаких маньяков
Технический прогресс, хлебное вино и трамваи до и после революции
Всепьянейший собор, пивная Яма, Люсьен Оливье и возлияния Есенина
Мультипликационный храм искусств, несостоявшийся дизайн-завод и книги с пирогами
Ракурсные снимки, вишневый сад, фазаны и питерское залипание
Фавориты-соседи и виски с чаем, прогрессивная интеллигенция и лестница со стихами