Партнерский материал

Bar Walking: Покровка

Фавориты-соседи и виски с чаем, прогрессивная интеллигенция и лестница со стихами
Покровка, Bar Walking: Покровка, Москва

Покровка  

Хельга Патаки
Хельга Патаки
экскурсовод

Каждая эпоха перестраивает Москву по новой моде. Покровка — яркий пример: классицизм вместо устаревшего барокко, модерн вместо классицизма, широкие пешеходные тротуары вместо хаотичных московских парковок — улица постоянно стремится к прогрессу и меняется фрагментарно, эпохи наслаиваются друг на друга.

Нынешняя Покровка — модная хипстерская улица, образец обновленной Москвы: с широкой прогулочной зоной, велопарковками и множеством кафе и баров, которые открываются, как грибы. Гуляя от бара к бару, интересно читать улицу по слоям, угадывая в окнах, стенах, дверях следы прошлого, которое уверенно становится частью будущего.


1

Покровка, 38a

Усадьба Шуваловых — Public Bar, Bar Walking: Покровка, Москва

Усадьба Шуваловых — Public Bar  

Городская усадьба Шуваловых-Голицыных — эталон раннего московского классицизма. Любимый фаворит Елизаветы Петровны, Иван Шувалов, после смерти благодетельницы попал в опалу — и уехал из Петербурга в Москву, построив себе красивую усадьбу по всем канонам новомодного стиля. Но вскоре Екатерина вернула его в Петербург, и Шувалов подарил дом племяннику Федору Голицыну, куратору Московского университета. С тех пор эту ветвь Голицыных называли «Голицыны с Покровки».

Сейчас в бывшей усадьбе кафе-бар «Искра», а в его подвале — подпольный Public Bar, где прошлой зимой выпивал Канье Уэст. Бар возник еще до «Искры», но раньше работал по звонку, а теперь отмечен даже на карте. Здесь виртуозно смешивают коктейли, причем по настроению — постоянной коктейльной карты нет. Время от времени бартендер Роман Пометков, известный по «Белке» и «Фаренгейту», сочиняет тематические меню — например, коктейли о современном искусстве. С легкой руки Романа в Москве возникла мода на шотландский виски с чайными кордиалами. Cвязь виски и чая не случайна: один из пионеров купажированного шотландского виски Джон Уокер начинал с создания чайных смесей в своей бакалейной лавке и уже после создавал купажи виски.


2

Покровка, 38a

Две церкви в Барашах, Bar Walking: Покровка, Москва

Две церкви в Барашах  

Когда-то Покровка была дорогой через далекое Подмосковье. За Покровскими воротами простирались леса, на месте которых в XVI веке возникли слободки: Барашевская, Казенная, Добрая. В слободе барашей (они во время царских походов устанавливали шатры) было две церкви — Введения и Воскресения. Первая интересна тем, что выскакивает в Подсосенский переулок: она построена до закона о красной линии застройки, поэтому дорога виляет, огибая фасад. Церковь стоит на месте храма Ильи «под сосенками» — раньше тут был сосновый бор, отсюда название переулка. У церкви и сейчас растут сосны.

Еще интереснее судьба соседней барочной церкви Воскресения Словущего в Барашах — в ней тайно венчались Елизавета Петровна и граф Разумовский, ее фаворит. Когда они познакомились, он был никакой не граф, а деревенский певчий, пастух и красавец Лешка Розум. За свой роскошный бас он был приглашен ко двору — и впечатлил будущую императрицу. По легенде, первую брачную ночь молодые провели в соседнем барочном дворце (будущем доме-комоде). Елизавета решила подарить ему этот дом, но чтобы не привлекать внимание, дворец записали на Апраксиных.

Однажды к старенькому Разумовскому на Покровку явилась делегация с пачкой документов, перевязанной атласными лентами, и просьбой официально признать их брак с Елизаветой: Екатерина II решила выйти за своего фаворита графа Орлова, но не хотела быть первой нарушительницей. Разумовский не выдал тайны — и бросил документы в камин.

В 30-е годы храм закрыли, но не сломали: он был слишком крепкий. Внутри открыли отдел НКВД — архив людей, сосланных в ГУЛАГ. Обезглавленное здание до сих пор в ведении полиции, церковь так и не восстановили, хотя это единственный сохранившийся храм на Покровке: в советское время тут была правительственная трасса, и церкви мешали.

Кстати, соседняя Лялина площадь (теперь самая маленькая в Москве) носит имя еще одного фаворита любвеобильной Елизаветы — камер-юнкера Пимена Лялина.


3

Покровка 26/1, стр. 1

Дом-комод, Bar Walking: Покровка, Москва

Дом-комод  

Бывшая усадьба Апраксиных-Трубецких в народе называется Дом-комод. Это единственный дом на Покровке, который дошел до нас с XVIII века без переделок. В войну 1812 года Москва сильно горела, и восстанавливали город уже в стиле модного тогда классицизма. Барочный дом с роскошной лепниной, похожий на Зимний дворец Растрелли, оказался чересчур вычурным для строгой улицы — поэтому его прозвали комодом. Вслед за домом получил прозвище и хозяин: Трубецкой-комод.

В XIX веке в доме-комоде учили светским манерам маленьких детей. Им объясняли, как нужно вести себя на балах, учили танцевать, а потом проводили детские балы — с настоящим оркестром, а вместо шампанского слуги разносили лимонад. Интересно, что на одном из балов в доме-комоде встретились маленький Пушкин (он жил рядом, в Большом Харитоньевском переулке) и маленький Тютчев. Взрослыми они не встречались уже никогда. Здесь же, у Трубецких, состоялась помолвка родителей Льва Толстого, а позже квартировал Дмитрий Менделеев.

Михаил Погодин часто бывал у Трубецких и вспоминал балы, где бывал маленький Пушкин с сестрой: «Княжны, ровесницы Пушкиным, рассказывали мне, что Пушкин всегда смешил их своими эпиграммами, сбирая их около себя в каком-нибудь уголку».

С 1861 до революции дом занимала мужская гимназия №4, которую ненавидели абсолютно все, кто в ней учился. Многие ученики потом стали очень известными: Константин Станиславский, Савва Морозов, Владимир Соловьев, Алексей Ремизов. Ремизов вспоминал очень строгие порядки: когда дети приходили в гимназию с игрушками, игрушки отнимали и запирали в шкаф. Однажды он этот шкаф увидел: мишки, солдатики, выцветшие куклы пылились полвека.


4

Покровка, 22

Галерея Боткина и Духин сад, Bar Walking: Покровка, Москва

Галерея Боткина и Духин сад  

В доме напротив в XIX веке жил наследник династии чаеторговцев, Дмитрий Петрович Боткин. Он был большим любителем искусства и сильно опережал вкусы своего времени: в его огромной коллекции были картины и акварели западноевропейских художников, позднее ставших знаменитыми. Сначала он просто хранил их у себя дома, затем решил открыть галерею, которая быстро превратилась в важную достопримечательность города, наряду с Третьяковкой. Сейчас в бывшем зале усадьбы — культурный центр «Покровские ворота», а при нем книжный магазин с лепниной на потолке и кафе «Чайная высота» с интересными чайными коктейлями.

В пристройке к дому чаезаводчик и коллекционер Боткин держал лошадей — теперь в бывшей конюшне на заднем дворе мастерская фотографа и журналиста Юрия Роста. Дом сплошь увит виноградом, посреди которого висит «Черный кубометр» — ответ Роста Малевичу. Летом за виноградом не видно табличку на доме «Духин сад»: соседом Роста был кровельщик Духин, который делал такие водосточные трубы, на которых, по рассказам фотографа, действительно хотелось играть.


5

Покровка, 27с1

Rumor и библиотека Достоевского , Bar Walking: Покровка, Москва

Rumor и библиотека Достоевского   

Преемственность мест — удивительная штука: у Покровских ворот до сих пор собирается творческая интеллигенция, только теперь не столько в гостях, сколько в интересных барах и библиотеке Достоевского. Это очень прогрессивное место нового поколения, где можно не только почитать, но и выпить кофе, попасть на интересный ивент и поработать с ноутбука, ну и вообще все очень круто.

Рядом — коктейль-бар Rumor от создателей «Ламберджека», место, которое специально себя не афиширует, собирая свою, часто творческую публику. Rumor — значит «молва», рекомендации друзей здесь ценят больше рекламы. В постоянном меню классические и современные коктейли, кроме них есть раздел «авангард»: по пятницам и субботам в подвале экспериментируют с новыми сочетаниями, лучшие потом попадают в меню.


6

Покровка, 21-23/25с1

Гостиница-тараканник, Bar Walking: Покровка, Москва

Гостиница-тараканник  

Скромный дом напротив «Кофемании», на пересечении Чистопрудного бульвара и Покровки, — одна из трех сохранившихся гостиниц времен Павла I. Когда ломали стены Белого города, и на месте стен начали возникать бульвары, на пересечении с главными улицами решили построить сеть дешевых гостиниц. В то время в Москве не было мест для ночлега среднего уровня: были или совсем клоповники, или дорогие гостиницы. Здесь все было по приемлемым ценам, вот только одна беда: гостиница на месте Покровских ворот получилась страшным тараканником. Постояльцы вспоминали: открываешь шкаф — и все в тараканах.

При гостинице был кабак, где от тараканов некуда было деваться: они плавали и в еде, и в напитках. В советское время здесь был кинотеатр «Волшебные грезы» (позже «Аврора»), о котором вспоминал живший рядом писатель Нагибин. А теперь в бывшем тараканнике магазин продуктов.


7

Покровка, 17 стр. 1

Стена Белого города, Bar Walking: Покровка, Москва

Стена Белого города  

Спроси москвича, где Хохловская площадь, он вряд ли ответит: долгое время вместо нее был заброшенный котлован. В нулевые хотели построить очередной ТЦ, но раскопали фрагмент фундамента стены Белого города — и стройку остановили. Это была неожиданная находка: стены Белого города ни разу не ремонтировали, и к XVIII веку они пришли в негодность, камни вываливались на голову прохожим, и москвичи растащили их по домам. Многие белокаменные постройки в городе до сих пор сложены из этих камней, например, первый этаж здания мэрии на Тверской.

Сейчас на площади ведется реконструкция: здесь будет сквер с амфитеатром, который смотрит на открытый фрагмент стены Белого города — новую достопримечательность Москвы. Каменную кладку возрастом более 500 лет реставрируют и укрепляют, она будет главным объектом обзора, а заодно фоном сцены для лекций, выступлений и концертов. Стена над памятником будет увита виноградом, а между ступенями амфитеатра высадят сосны и клены, создающие тень в жару.


8

Покровский б-р, 4/17

Хохловка, Bar Walking: Покровка, Москва

Хохловка  

Ивановская горка — один из семи холмов, на которых стоит Москва. Наверху в XVII веке жили украинцы — вблизи Малороссийского подворья. Отсюда название местности (Хохлы, или Хохловка) и улицы (Малоросейка — Маросейка). Пройдя мимо дома, который будто состоит из одной стены, и завернув у церкви Троицы в Хохлах (у нее один из самых прогрессивных приходов в Москве — батюшка собрал вокруг себя творческую интеллигенцию), мы оказываемся у двух зданий Троицкого подворья, между которыми метра полтора. В XIX веке тут был благополучный район — в отличие от соседней Хитровки внизу, московского дна, о котором писал Гиляровский. Бытописатель покупал бродягам дешевую водку, и те рассказывали ему городские байки и новости.

Раньше здания усадьбы соединялись друг с другом, но после пожара появился просвет и лестница, а стены теперь сплошь расписаны стихами. Интересно, что раньше во флигеле располагалась «Литературная газета», теперь редакция переехала, но место продолжает жить стихами.

Напротив лестницы — палаты Украинцева XVII века, архив коллегии иностранных дел, где работал Пушкин («Архивны юноши толпою / На Таню чопорно глядят»). В 90-е тут был сквот, а теперь арт-кластер со множеством граффити, магазинов книг и дизайнерской одежды, с танцевальными классами и выставками, очень интересное место.


9

Хохловский пер., 7-9

Кирха Петра и Павла, Bar Walking: Покровка, Москва

Кирха Петра и Павла  

Лютеранская кирха спрятана в Старосадском переулке, но шпиль ее виден с разных точек по всему району. В старину иноверцы могли строить храмы только в Немецкой слободе, и лютеранская церковь на Покровке, появившись еще при Петре, неоднократно сносилась и горела. А место было неслучайное: близко к торговым улицам, где было много иностранцев, они и пожертвовали деньги на кирху. Нынешний храм в стиле эклектики выстроен в начале XX века.

В советские годы в церкви была киностудия «Диафильм», при этом шпиль сохранялся. Но в 1957 году Москва готовилась принимать Всемирный фестиваль молодежи и студентов, и власти решили убрать доминанту района, не совпадавшую с идеологией. Только в 2007 году шпиль восстановили.

А перед собором — одно из древнейших зданий района, палаты гетмана Мазепы XV века. Интересно изучать, как на Руси менялись окна: тут сохранились узкие допетровские окошки и окна, растесанные на европейский манер.


10

Старосадский пер., 7/10

Палаты Долгоруковых, Bar Walking: Покровка, Москва

Палаты Долгоруковых  

Палаты Долгоруковых — яркий пример многослойности московской застройки. Смешение эпох часто происходит не только в пределах улицы, но и в пределах одного здания. Когда каждый слой имеет историческую ценность, реставраторы иногда оставляют демонстрационную стену.

Барочный дворец князей Долгоруких надстроен вокруг палат XVII века. В числе их первых владельцев историки называют Малюту Скуратова (по легенде, под палатами были пыточные подвалы) и Нарышкина, деда Петра Великого. В XVIII веке палаты выкупил и достроил Долгоруков, а во время войны 1812 года дом занимала французская полиция, здесь проходил суд над 26 московскими поджигателями.

Перед домом еще одна достопримечательность — толстенное очень красивое дерево, одно из старейших в Москве. А перед дворцом место, которые в 90-е называли «заливные луга»: здесь все ходили в туалет.


11

Покровка, 4

Одесский дворик, Bar Walking: Покровка, Москва

Одесский дворик  

Если обогнуть палаты Долгоруковых, сразу за ними неожиданно попадаешь в одесский дворик. Он построен по тому самому принципу, как строили в Одессе и Тбилиси: красивые балкончики, лестницы, галереи. В квартиры попадают не из коридора, а с открытых террас. Такая архитектура совсем не характерна для Москвы — климат не тот, но автор явно любил юг.

Особенно здорово двор смотрится вечером, когда зажигаются огни. Часть жильцов сейчас вход в квартиры застеклили, а часть осталась открытой. Раньше мы с друзьями любили сидеть на этих лестницах, теперь можно любоваться только снаружи. А если вынырнуть через арку на Покровку и оглянуться на фасад, снаружи это совершенно обычный для этой улицы дом в стиле классицизма.


12

Покровка, 4

Стена церкви в «Саперави», Bar Walking: Покровка, Москва

Стена церкви в «Саперави»  

До 30-х годов на углу Потаповского переулка и Покровки стоял Успенский храм Пресвятой Богородицы. Говорят, он был очень красив и задавал тон всей улице. Когда в 1812 году в Москву пришли французы, Наполеон воскликнул: «О, русский Нотр-Дам!» — и приказал охранять его от огня, поливая водой.

В советское время здесь проходила правительственная трасса в Кремль, и церковь снесли — она мешала проезду машин. На ее месте так ничего и не построили, а просто разбили сквер, где с удовольствием выпивала советская интеллигенция — в частности, публика соседней Исторички.

Лет десять назад один из историков исследовал фотографии церкви и обратил внимание, что к ней примыкал домик причта. Оказалось, что дом сохранился. Отодрав штукатурку, обнаружили стену храма. Ее расчистили и отреставрировали — теперь она украшает интерьеры грузинского кафе «Саперави».


13

Москва, ул. Покровка, 5с5

Посольство Белоруссии, Bar Walking: Покровка, Москва

Посольство Белоруссии  

Минуя восстановленную реставраторами вывеску «Булочная» 20-х годов со старинными фонарями и оконными рамами в витрине, мы попадаем с Покровки на Маросейку (Малоросейку). Дом на углу Армянского переулка — посольство Белоруссии, на воротах которого сохранилась табличка: «Свободенъ отъ постоя. Мясницкая часть, 3-го квартала». Раньше в Москве не было казарм, и солдат расквартировывали по домам. Люди могли освободить себя от повинности одним способом — пожертвовать на строительство казарм, так и сделали хозяева. Дом принадлежал графу Румянцеву-Задунайскому, известному военному, по моде своего времени расписавшему интерьер своими боевыми подвигами. Сын очень стеснялся и все закрасил, стал жить очень скромно. А ведь именно он создал музей, ставший Государственной библиотекой.


14

Маросейка, 17/6

Забегаловки Маросейки, Bar Walking: Покровка, Москва

Забегаловки Маросейки  

Нынешние модные бары и кафе Маросейки — наследники легендарных забегаловок, ради которых сюда стекались читатели Исторички и прочие творческие люди. Чебуречная на Маросейке до сих пор сохранилась, в советские годы тут завязалось немало романов, а теперь сюда приходят за экзотикой иностранцы.

В соседнем доме в советское время было кафе со звучным именем «Элеонора». Люди заходили, ожидая увидеть что-то соответствующее названию, но обнаруживали дикую забегаловку, где подавали дешевейшую водку, лимонный напиток и бутербродики. Народ прозвал это кафе «Под сводами». А в XVII веке в этом доме была гимназия пастора Глюка, сподвижника Петра. Если зайти во двор, на стене до сих пор можно увидеть пару окон Петровской поры.


15

Маросейка, 11

Парк «Горка», Bar Walking: Покровка, Москва

Парк «Горка»  

Сворачиваем в покрытый брусчаткой большой Спасоглинищевский переулок, который круто спускается к Солянке. Брусчатка тут не случайно: по ней было удобнее въезжать в крутую горку, чем по асфальту. Теперь проблема снята: движение одностороннее, только вниз. А вот и сам «Ламберджек» — бар для бородатых дровосеков, и барбер-шоп напротив. Сразу за баром в этом году появился новый парк — на месте пустыря перед хоральной синагогой.

Студенты «Вышки» пикникуют перед деревянной терраской усадебного флигеля, мальчик в кипе мчится на самокате от синагоги к футуристичной синей лазалке-тарелке, которая нарядно смотрится на фоне бывшего общежития Лингвистического университета — памятника эпохи конструктивизма 20-х. Ландшафт Ивановской горки обыгран при помощи кучи лестниц и разных тропинок, топонимика зафиксирована и в названии — парк «Горка». Внизу у синагоги — новый фонтан перед Стеной плача и баскетбольная площадка, что редкость для центра Москвы. А рядом — хипстерский боттл-шоп и водонапорная будка с граффити. По-моему, получилось здорово.


16

Большой Спасоглинищевский пер.

Кулишки, Bar Walking: Покровка, Москва

Кулишки  

Низина у подножия Ивановской горки — бывшее болото, кочки-кулишки. Когда-то это казалось очень далеко от Кремля, но иногда приходилось ездить в такую даль, к черту на Кулишки. Название местности сохранилось в именах местных храмов, один из них — храм Всех Святых на Кулишках, построенный в 1380 году в память о воинах, погибших в Куликовской битве (созвучие названий — совпадение: Кулишки возникли задолго до битвы).

В XVI веке на Кулишках, на углу нынешней Солянки и улицы Забелина, был основан Соляной рыбный двор. Под землей построили целый подземный город из соляных амбаров, соединенных системой ходов. В советское время катакомбы использовали для хранения снегоуборочной техники, а в 90-е — под гаражи и шиномонтажки. В 2000-е в подвалы вход в соляные подвалы был открыт, Солянка была любимым местом московских диггеров. Сейчас все ходы закрыты, но на углу Забелина есть гриль-бар с тесным первым этажом — и просторными сводчатыми подвалами.


17

Забелина, 1

Бар «Прожектор» — True Cost, Bar Walking: Покровка, Москва

Бар «Прожектор» — True Cost  

Этой весной коктейль-бар «Прожектор» стал частью сети True Cost: здесь платят за вход, как в клубе, а дальше — еда и напитки по себестоимости. Дешевле всего вход утром по будням (всего 100 рублей), дороже по пятницам и субботам. Место давно славилось интересными коктейлями — теперь их можно выпить по смешной цене.

Впечатления от бар-волкинга приятно обсудить за легким миксом Johnnie Fizz. Обычно Fizz делают на основе джина, но этот коктейль — на основе виски: в сочетании с цитрусами и содовой виски оказывается на удивление легким и летним напитком. Содовая — любимый в России узнаваемый вкус, он придает напитку легкости, сок и цедра лимона и грейпфрута освежает, медовый сироп добавляет пряной сладости, а виски — яркий терпкий аромат.


18

Славянская пл., 2/5/4, стр. 3

Скопируйте эту ссылку
Другие подборки в городе Москва
Беременные кариатиды, брутализм и Гонконг, Павлик Морозов и романтический лунатизм
Архитектурная нарния, внутренняя интеллигентность и фуршетный бес
Ром-баба в летающей тарелке, неслучайные книги без глянца, хамон и дедушкин чердак
Традиционный джаз и рок-импровизации, джем-сейшны и вид со сцены
Тиканье ходиков, письма Чаадаева, тайные концерты и люди, меняющие мир
Ракурсные снимки, вишневый сад, фазаны и питерское залипание
Жилые ячейки, институт проблем, полет Маргариты и ресторан, где подают время
Буржуазные пари, тренажеры МВД, индустриальный упадок и сенсорная депривация
Фалафель в бомбоубежище, бургеры в тапочках, битье тарелок и венецианское стекло
Лепка в камере хранения, прогулки в темноте и 50 оттенков фиолетового
Город профессий, ресторан ужасов, аквариум с аквалангистами и аэротруба
«Павлинье око», живописные изгибы и тихонько выпивать
Пролетарские дома для элиты, памятник Шуховской башне и пафос гигиены
Квартиры без номеров, реактор в усадьбе, любовницы Берии и присутствие лошади
Пустырь, который фонит, дореволюционное дно и косыгинский разлом в лопухах
Космическая пицца, панк-сервис и одни друзья кругом
Собор от автора мавзолея, Лизин пруд и кладбище московского дворянства
Сады и огороды для пикников и прогулок, с пинг-понгом, йогой, катками и фудкортами
Мультипликационный храм искусств, несостоявшийся дизайн-завод и книги с пирогами
Электронные унитазы, добрые пьяные вьетнамцы и новости с границы с Пакистаном
Спортивный урбанизм, тайное братство, травяные настои и никаких маньяков
Всепьянейший собор, пивная Яма, Люсьен Оливье и возлияния Есенина
Bar Walking: Покровка
Фавориты-соседи и виски с чаем, прогрессивная интеллигенция и лестница со стихами