Районы и улицы

Беременные кариатиды, брутализм и Гонконг, Павлик Морозов и романтический лунатизм
Золотая миля, Районы и улицы, Москва

Золотая миля  

Евгения Буравлева
Евгения Буравлева
художник

Известный своей бешеной стоимостью за квадратные метры недвижимости район почти безлюден и приятен для прогулок. В него удобно попасть как из старого района Москвы, со стороны Остоженки мимо Зачатьевского монастыря, так и с набережной. Можно заглянуть на Остоженке в Мультимедиа Арт Музей, потом свернуть в переулки с монастырем и частными усадьбами XIX века и оказаться в живом учебнике по истории архитектуры XX и XXI веков: конструктивистский дом 30-х, здания, построенные в лужковском стиле, а также образцы самых известных русских архитектурных бюро Скокана, Скуратова, Григоряна, Киселева. В переулках скрывается частный фонд In Artibus с пространством, сделанным архитектором Ассом, и выставками, достойными залов крупных музеев. Если выйти на набережную, то можно насладиться пустынными тротуарами и неплохим видом на ЦДХ, Красный Октябрь и Кремль. Только берегитесь велосипедистов, которые гоняют здесь, пользуясь отсутствием зевак! Прекрасное место, ведь ничто не нарушает тишину этого золотого района, разве только шорох колес призрачных Бентли, которые исчезают вечером в воротах подземных гаражей.


1

Турчанинов пер., 6, к. 2, Москва

Сретенка, Районы и улицы, Москва

Сретенка  

Алекс Дубас
Алекс Дубас
теле- и радиоведущий, писатель

На Сретенке я живу уже 12 лет. Я, гражданин Латвии, выбрал улицу не случайно: недалеко Чаплыгина с латвийский посольством — мало ли что! Впрочем, она и раньше будоражила мое воображение. Помните, у Агузаровой в «Желтых ботинках»: «И пробежать по Сретенке домой». Эту улицу можно пройти за десять минут очень неспешным шагом и за семь — обычным. Пошли!

Сретенский бульвар — по утрам и вечерам все собачники района гуляют вокруг памятника Крупской, которая, судя по всему, в юности была вылитая Скарлетт Йоханссон. Если повезет, встретите, например, Леонида Парфенова с французским бульдогом. Или Пьера-Кристиана Броше с джеком-расселом. Идем дальше, справа серое здание — музей МВД. Пожалуй, один из самых непосещаемых, возле него нет людей даже в «Ночь музеев». Однажды я соблазнился и заглянул внутрь вместе с экскурсионной группой среднеклассников, и выяснилось, что внутри — крайне любопытные артефакты. Например, значок на лацкан пиджака милиционеров 20-х годов: «Легавая, взявшая след». Оказывается, прозвище «Легавый» вовсе не обидное, а самоприсвоенное. Зайдите, не пожалеете.

Дальше от Сретенки лучами отходят переулки. Налево — два магазина рядом, армянский и азербайджанский. И никакого между ними Карабаха! Просвирин переулок — здесь, между стриптиз-клубом и офисом ЛДПР, я и живу. В другую сторону — малая сцена Театра Маяковского, там среди прочего идет «Декалог на Сретенке», своеобразная экскурсия по обновленному зданию, тесно переплетенная с историей улицы. Чуть ниже — жилой дом, ранее публичный, о котором писал еще Чехов. Фасад держат беременные кариатиды, так пытались воззвать к совести жриц любви. В следующем переулке есть грустный дом лужковских времен, где до недавних пор были печальные атланты. Выглядели они не очень, вроде потрепанных жизнью тренеров: там лысина показалась, здесь живот обвалился… Очень расстроился, когда узнал, что архитектор этого здания — отец знаменитого Петра Налича. Недавно атлантов вдруг демонтировали. Дальше расположен театр Васильева с совершенно чудесной церковью на крыше. Она действующая: если заранее позаботиться и узнать расписание, можно попасть на службу. Еще дальше — обувная лавка ассирийцев. Сейчас там сидит внук мастеров, эмигрировавших в Россию в 60—70-х. Он последний в Москве, а раньше тут была целая ассирийско-обувная мафия. Ищите его ларек в глубине дворов, никто пока не смог лучше отремонтировать мои туфли.

И вот впереди уже видна Сухаревская площадь. Напротив булочной «Волконский» — проклятое место: никто из арендаторов еще не задержался здесь дольше, чем на полгода. На перекрестке сворачиваем направо — и буквально обоняем магазин индийских специй, куда ездят все вегетарианцы города. Рядом — старинная чебуречная с вкуснейшими копеечными чебуреками, конечная точка нашей прогулки.


2

ул. Сретенка, Москва

Перекресток Бронных дорог, Районы и улицы, Москва

Перекресток Бронных дорог  

Ирина Прохорова
Ирина Прохорова
главред ИД «Новое литературное обозрение»

У художника Михаила Рогинского есть цикл картин о Москве, где наша агрессивная имперская столица предстает в виде идиллических скверов и дворов, подернутых нежно-голубой дымкой. Я считала эти полотна плодом творческого воображения, пока несколько лет назад редакция «НЛО» не переехала в центр, и я, дитя спальных районов, не открыла для себя другую Москву. Моим любимым местом стал перекресток Большой и Малой Бронной улиц. Рядом шумит Тверской бульвар, по Большой Бронной в час пик гудят и толкаются машины, но, если прийти на перекресток вечером, тебя окутывает тишина и умиротворение. На этом пятачке, как под сказочным грибком, под сенью деревьев разместилась уйма заведений: ресторан «Аист», кафе «Академия», грузинский ресторан «Есть хинкали, пить вино», кафе Twins. С ними мирно сосуществуют магазинчики, бутички, маникюрные салоны и прочие атрибуты городской dolce vita. С перекрестка виден навес входа в Театр на Малой Бронной, а в скверике наискосок от синагоги — маленький забавный памятник Шолом-Алейхему. Для меня это место — та многоликая Москва, которую мы чуть не потеряли и которую пытаемся вновь обрести.


3

Большая Бронная ул., 6, Москва

Трехгорная мануфактура, Районы и улицы, Москва

Трехгорная мануфактура  

Ирина Саминская
Ирина Саминская
культуролог

Сегодня все приезжают сюда посмотреть фабричную архитектуру, заглянуть в новые рестораны или на биеннале молодого искусства. Но жизнь на Трехгорке не исчерпывается выставками и гастропабами. В отличие от Даниловской мануфактуры или «Артплея», Трехгорка сохранила свое производство и пытается его развивать. На территории есть магазин с продукцией мануфактуры: огромный выбор ситца, набивных узоров и жаккарда — если вы в ностальгии, лучшего места не найти.

Еще Трехгорка — это корпуса, уцелевшие после пожара XIX века. По иронии огонь частый гость в этих местах. Помню, как горел один из самых надутых клубов города, Opera. Вместе со сгоревшим «Дягилевым» он ознаменовал конец эпохи глянца, которая для меня была лишь временным затмением из блесток и шальных гонораров за копирайт рекламы. Когда в Москве самым альтернативным местом был ДК Горбунова, мои старшие друзья, повязав галстук над коленкой, бодро ездили в ДК на Трехгорку — здесь тусовались панки и отчаянные остатки советской молодежи. А закончилось все гламурным пожаром без жертв.

На Трехгорке всегда любили открывать новые рестораны, хотя худшего места не найти: отовсюду далеко и мимо всех традиционных маршрутов пятницы. Тем не менее в нулевых открывались то стриптиз-клубы, то казино, то вдруг проводились техно-вечеринки в каком-то подвале. Надо понимать, что навигация внутри отсутствует, поэтому, прежде чем найдешь вечеринку, попадешь в десяток заведений, от которых шалеешь. Этот треугольник мои друзья называли «стеной плача рестораторов»: заведения менялись со средней скоростью автобана. По московским пробкам не успеть даже к закрытию.

Сегодня Трехгорка точно в пятерке обязательных к посещению мест. Руины сосуществуют с современным капремонтом, стекло, бетон и металл скрывают неказистость перестроек 80—90-х. Рестораны, кафе и магазины превратили мануфактуру в модный кластер, одновременно всегда проходит несколько мероприятий, от кинофестивалей до фестиваля «Зодчество». А если повезет с погодой, можно зацепить переулки вокруг, где во дворах голубятня, а угол подъема по улицам почти 90 градусов.

Для меня Трехгорка — это бурная история купеческой фабрики с революционными забастовками, которые любил посещать Ленин, размахом советской промышленности, лихими девяностыми, когда рядом на набережной нередко стреляли из машин (видела своими глазами), и нынешним соседством с гигантом Москва-Сити. Надеюсь, став кластером, она сохранит московское обаяние легкой неразберихи и путаницы.


4

Рочдельская ул., 15, стр. 1, Москва

Два тополя на Страстном, Районы и улицы, Москва

Два тополя на Страстном  

Петр Налич
Петр Налич
музыкант

На Страстном бульваре, на внешней его стороне, есть два совершенно древних толстенных тополя. Когда я недолго работал архитектором, проходя мимо этих тополей, я останавливался, прикладывал руки к мегалитической коре и набирался сил, чтоб потом творить в рамках архитектурного бюро. Трудно сказать, работало ли это, архитектором я не стал. Может, никакой силы от этих тополей я на самом деле не получал, кто знает. А может, благодаря им сейчас именно меня вы про них и спрашиваете.


5

Страстной бульвар, 15, Москва

Нововаганьковский переулок, Районы и улицы, Москва

Нововаганьковский переулок  

Екатерина Игнатова
Екатерина Игнатова
психолог, тренер, член ЕАТА, преподаватель киношколы Tomorrow

Впервые я попала сюда в 90-х. Тогда в Киноцентре работал Музей кино, где показывали классику на большом экране. Правильные мальчики водили правильных девочек на свидания именно сюда. Перед каким-то фильмом — это был то ли Бунюэль, то ли Годар, то ли Феллини — молодой человек предложил мне прогуляться по Трехгорке, и я помню, как тогда удивилась. К счастью, этот кусочек Москвы с тех пор мало изменился. Такое ощущение, что он и с начала века изменился несильно. В переулках сплошь и рядом двухэтажные дома, некоторые деревянные. Маршрут я предлагаю такой. От метро «Краснопресненская» пройти по улице Заморенова до Малого Предтеченского переулка, повернуть налево. По левую руку — церковь начала XVIII века, она удивительным образом ни разу не закрывалась, даже в советские времена проводились службы. Напротив — церковная лавка, и, если у вас есть друзья иностранцы, тут можно найти отличные подарки, монастырский хендмейд. Дальше пойдем по Нововаганьковскому переулку направо. Этот переулок появился на месте села, куда в XVII веке переселились бродячие артисты — ваганы. Сейчас никаких артистов нет, но интересного тем не менее полно. Например, красный кирпичный дом с маленькими окнами — номер пять, строение четыре. Он был построен в самом начале XX века для астрономов, которые работали в первой Московской обсерватории. Ее, к сожалению, не видно, она спрятана за забором, но самые любопытные могут заказать туда индивидуальную экскурсию. Если пройти чуть дальше, можно увидеть легендарный Росгидрометцентр (справа), а также храм Святителя Николая на Трех Горах (слева), который в советское время был домом пионеров имени Павлика Морозова. Говорят, храм славится невероятным хором. А если перед храмом повернуть налево, в Малый Трехгорный переулок, можно обнаружить настоящую классическую голубятню, коих в Москве почти не осталось. Завершить прогулку советую в каком-нибудь ресторанчике на Трехгорке.


6

Нововаганьковский пер., Москва

Каменная стена во 2-м Вражском, Районы и улицы, Москва

Каменная стена во 2-м Вражском  

Наташа Монастырская
Наташа Монастырская
художница

Обожаю длинную старинную стену из огромных валунов во 2-м Вражском переулке, рядом с Плющихой, — можно сказать, хожу мимо нее всю жизнь, с детства. Над ней стоит храм, в котором венчался Антон Павлович Чехов — а еще недавно там работал пуговичный цех. Дорога вдоль стены ведет к набережной, и чего только эти булыжники не видели — съемки кинофильмов, лунатически бредущие парочки, танцы до утра (мои так точно)… Подойдите, всмотритесь в камни, прочувствуйте их энергетику — они пропитаны человеческими эмоциями, и пройти, не коснувшись их рукой, невозможно.


7

Храм Воздвижения Креста Господня
2-й Вражский переулок, Москва

Переулки у Патриарших, Районы и улицы, Москва

Переулки у Патриарших  

Анна Красильщик
Анна Красильщик
журналист, главный редактор TXT buro

Несмотря на весь кипеж вокруг Патриарших прудов, я очень люблю переулки между прудами и Никитскими улицами. Я семь лет прожила в Гранатном переулке и очень скучаю по нему. В переулке часто слышен звон — нет, это не храм Вознесения, где венчался Пушкин, это бородатый человек с хвостом гуляет со своей таксой, а на шее у нее висит колокольчик. Не знаю, как сейчас, а раньше в Гранатном часто прогуливались две старушки-двойняшки, всегда одетые одинаково, и от этого было очень уютно. А в сквере около памятника Блоку одна жительница посадила пихты — каждую в честь какого-нибудь достойного человека (под деревьями в землю были воткнуты таблички с именами). Но, кажется, их уже закатали рулоном промышленного газона. В усадьбе Долгоруковых, которая долгое время стояла заколоченной, а теперь там скоро откроется Ельцинский центр, летом поет соловей. А во дворе Дома архитекторов летом рисуют дети, которые учатся в тамошней студии. А если пойти в сторону Пушкинской, то в начале Палашевского переулка будет окно в стене с китайским котиком: это кафе David B, и там наливают вкусный кофе. Выпить его лучше всего прямо там же, на скамейке во дворике.


8

Патриаршие пруды, Москва

Квартал от Пушкинской до Садового, Районы и улицы, Москва

Квартал от Пушкинской до Садового  

Дмитрий Тельнов
Дмитрий Тельнов
ведущий на радио «Шоколад»

Когда мне становится невмоготу, я приезжаю на Пушкинскую. Квадрат, очерченный на карте Садовым кольцом, Малой Дмитровкой, Тверской улицей и Настасьинским переулком, — мой личный городской фаворит. Удивительное место, которое гарантированно ставит мою голову на место даже в самые сложные дни. Водил сюда группы иностранных туристов и иногородних россиян — восторги от увиденного отличаются лишь акцентами. Здесь практически нет людей — они обходят район по периметру, ограничивая свой взгляд лишь центральными улицами. И совершенно напрасно. Во дворах здесь одни из лучших граффити во всей Москве: например, одна реплика «Девушки у окна» Сальвадора Дали, нарисованная краской из баллончика, чего стоит.

Эти рисунки, пожалуй, единственное, что напоминает о современном течении жизни. Во всем остальном это место родом из детства. В нем есть эдакая расхлябанность. Причем расхлябанность совершенно беззаботная. Без привычного для Москвы налета пафоса, как на Красном Октябре. Без внутрирайонного дресс-кода, как на Китай-городе. Здесь можно оказаться хоть в домашней одежде, никто косо смотреть не будет. Даже наоборот. Удобная обувь здесь вещь крайне необходимая. Ведь одна из главных достопримечательностей района — местные крыши. Причем попасть на них можно без малейших проблем. Оказаться выше всех можно рядом с пересечением Старопименовского и Воротниковского переулков. Начните свой путь от гаражей во дворе этого дома и поднимайтесь все выше и выше. Только ваша собственная смелость сможет сказать вам «стоп, хватит» в какой-то момент. Других ограничений и ограничителей здесь не водится.


9

Пушкинская площадь, Москва

Набережная Тараса Шевченко, Районы и улицы, Москва

Набережная Тараса Шевченко  

Елизавета Плавинская
Елизавета Плавинская
искусствовед

Когда ко мне приезжают не московские гости, у меня для них есть один бесценный трюк, основанный на том, что Москву Пастернака и Толстого они и сами посмотреть могут, а вот Москву транснациональных корпораций, сталинских бюрократов и трансатлантических лайнеров им не покажут — мало кто из москвичей способен смело полюбить эту имперско-капиталистическую гадость. А я люблю! И люблю искренне. Я обожаю суперкорпорации за их супербюджеты и супервозможности, которыми им приходится делиться с нами, простыми незатейливыми аборигенами, еле наскребающими на чашку кофе или стакан пива. Так вот (московские друзья тоже этот трюк обожают), я беру авто, и мы едем: Садовое кольцо от Смоленской — поворот на Поварскую (дань Москве Булгакова и Довлатова) — Новый Арбат (шедевр мексиканской архитектуры в Москве) — мост к гостинице «Украина» (обожаю абсолютно все московские мосты, с них открываются самые лучшие виды) — поворот за «Украину» и налево. Через реку последовательно видно шедевры конструктивизма, брутализма и единственный в России парк с водным лабиринтом. А по нашей стороне идет милая липовая аллея, напоминающая аллею пиний с места старта знаменитейшей гонки ретроавтомобилей Mille Miglia. Доезжаем почти до моста «Багратион», бросаем машину и идем пешком под мост — Гонконг нам в подарок, прямо напротив за рекой клубится стальная синь небоскребов в белой пене сотен речных прогулочных корабликов. Здесь чувствуется порт и пушкинское «все флаги в гости будут к нам». А во дворах сталинских домов, смело противостоящих небоскребам, даже в ноябре еще цветут чайные розы…


10

Набережная Тараса Шевченко, Москва

Садовническая улица, Районы и улицы, Москва

Садовническая улица  

Лев Кац
Лев Кац
переводчик, преподаватель

Садовническая улица ничем особенным не примечательна: здесь нет ни уникальных зданий, ни модных кафе и клубов (даром что «Стрелка» совсем рядом), и островком уцелевшей старой Москвы ее, увы, уже не назовешь. Я бы даже сказал, что атмосфера здесь скорее напоминает питерскую (насколько об этом вообще позволительно судить москвичу). Вполне заурядный стартовый отрезок с банками и офисами, минуя проезд между двумя мостами через реку, уводит в глубину острова, о самом существовании которой немногие догадываются. Здесь ты оказываешься одновременно в центре города и в каком-то параллельном измерении. Особенно пронзительно все это ощущается в сумерках, когда и без того пустынная проезжая часть окончательно сиротеет: лишь иногда проедет одинокое такси, а зимой то и дело проползают вереницы снегоуборочных машин.

Здесь можно было бы снять московский эпизод «Ночи на Земле»; вокруг — военная и пожарная часть, институт дизайна, дом, разрезанный пополам, бывшая фабрика шампанского, стройплощадки, колючая проволока, и абсолютно ничего не происходит; полное выпадение из пространства, из контекста, из мира привычных ориентиров. При этом в десяти минутах неспешным шагом — шумная и злачная Пятницкая, да и Кремль, в общем-то, видно с соседней набережной.


11

Садовническая ул., Москва

Брюсов переулок, Районы и улицы, Москва

Брюсов переулок  

Константин Малютин
Константин Малютин
художник

Брюсов переулок — уникальное место на музыкальной карте Москвы, а заодно и питейной. Он начинается прямо напротив Консерватории и заканчивается у Дома композиторов. По всему переулку расположены дома, где в разное время жили выдающиеся композиторы, дирижеры, музыканты, артисты театра и балета.

Одним из своих фасадов на Брюсов переулок выходит неоготический англиканский собор Святого Андрея. Долгое время в здании находилась Всесоюзная студия грамзаписи «Мелодия». Теперь храм передан англиканской церкви, при нем работает образовательный центр, библиотека и воскресная школа, а еще — англоязычное Общество анонимных алкоголиков. И снова музыка: в соборе проходят органные концерты.

Напротив — дом Брюса, того самого, чьим именем назван переулок. Сейчас внутри музыкальные классы фонда Ростроповича-Вишневской, а еще секретный «Брюс-бар» — питейное заведение без вывески с отличным алкоголем и сербской едой. В том же доме — кафе «Шпинат», любимое место художников, музыкантов, преподавателей и студентов Консерватории и Гнесинки. Еще в доме Брюса находится лучшая в городе сапожная мастерская, починяющая обувь деятелям культуры. А в соседнем помещении дома — галерея Brusov Art Space, где я иногда выставляюсь.

Повернув за угол в арку, можно попасть в другую известную галерею, которая так и называется — «Арка». Напротив дом, в котором расположен музей-квартира дирижера Голованова. Следуя по этой же стороне, минуем Дом художника, напротив него — сквер с памятником Ростроповичу и не закрывавшийся в советский период храм Воскресения Словущего на Успенском вражке, основными прихожанами которого с давних пор являются живущие в соседних домах деятели культуры. Ну а в конце — и сам Дом композиторов.


12

Брюсов пер., 2/14, Москва

Район у метро «Университет», Районы и улицы, Москва

Район у метро «Университет»  

Николай Переслегин
Николай Переслегин
архитектор, партнер Kleinewelt Architekten

Я родился и вырос на юго-западе Москвы. Сначала я жил на Ломоносовском проспекте, потом, еще в детстве, переехал в известный сталинский комплекс «Красные дома» на улице Строителей — два дома, облицованных красной плиткой, образуют целый квартал с дворами и фонтанами. И вот недавно мы снова переехали — в другую квартиру того же дома.

Это моя Москва, что и говорить. В этом районе отличный архитектурный замес — сталинско-брежневский и раннехрущевский. Здесь прекрасно и легко дышится, много зелени. И очень правильный контекст — нечто среднее между научным центром, студенческим кампусом и городом с богатейшей историей. Напротив «Красных домов» — сталинский дом преподавателей МГУ. Профессора бредут вечером из университета, какие-то дедушки и бабушки, так и хочется поговорить вот с тем физиком или вот с этим геологом. Я не помню, чтобы здесь было грязно, не припомню и случаев уличного хамства. Мне кажется, даже если бы я вырос совсем не здесь, я все равно бы сейчас считал эти места самыми приятными в городе.

Вообще, весь юго-запад от Университета до Хамовников я воспринимаю как единое целое. В детстве мы с мамой гуляли возле главного здания МГУ, ходили к Новодевичьему монастырю кормить уток и лебедей у пруда — теперь я гуляю здесь с женой и сыном. Потом я окончил лицей во Дворце пионеров на Воробьевых горах — с этим местом связаны тысячи историй. Отдельным объектом культа стала «Кофемания» на 1-й Фрунзенской. А вот некоторые магазины из детства, к сожалению, закрылись: «Сделай сам» на углу Ленинского, хозяйственный на Ломоносовском, «Рыба» у метро «Университет», зоомагазин, булочная на Университетском проспекте… Отличные были места.


13

Станция метро «Университет», Москва

Курьяново — деревня внутри МКАД, Районы и улицы, Москва

Курьяново — деревня внутри МКАД  

Настя Пожидаева
Настя Пожидаева
художник

Сюда ведут улица Шоссейная и железная дорога Курского направления; выйти из электрички нужно на станции «Перерва». Местность окружена такими достопримечательностями, как женский следственный изолятор, овощная база и водоочистительные сооружения. Про последние поговаривают, что они одни из самых больших в Европе. Здесь напрочь отсутствуют новые здания, а высота старых в основном не превышает двух этажей. Кажется, что ты в деревне. Есть свой Дом культуры — как положено, с колоннами и лепниной (в 1989-м в нем проходил один из первых в стране панк-фестивалей, посвященный столетию Махно), и свой памятник Владимиру Ильичу — на главной площади, прямо напротив ДК. Благодаря своему по меркам современной Москвы дикому виду Курьяново стало популярным местом для натурных съемок кино.

Микрорайон действительно будто отрезан от Москвы. По одну сторону проходит железная дорога, и, чтобы почувствовать контраст, достаточно взглянуть в сторону Марьина, даже не переходя ж/д пути: высокие панели режут глаз. По другую сторону Москва-река, на том берегу можно увидеть белые башенки Коломенского — но только увидеть, пешеходных мостов нет. В конце 1950-х эта местность еще не была в черте города, и для работников станции аэрации выстроили поселок по строгому генплану с домами на несколько семей (а то и всего на две), газонами и верандами. Это сохранилось и сейчас. За пределами Курьянова, рядом со станцией аэрации, начали было строить крупный оптовый комплекс. В 2004-м вбили несколько свай, но дальше дело не пошло: теперь тут поля и трассы для мотоциклистов. Если не полениться и пройти чуть дальше, можно обнаружить вброс станции в Москву-реку и, наверное, самый красивый вид на Коломенское. Без высоких панельных домов, труб и машин — только на историческую часть.


14

Курьяновский бульвар, Москва

Болотная площадь, Районы и улицы, Москва

Болотная площадь  

Анна  Марголис
Анна Марголис
редактор

Болотистая местность напротив Кремля известна с XV века и у меня ни с чем хорошим не ассоциируется. В старину здесь проводились кулачные бои и смертные казни, потом обвешивали покупателей при торговле мукой: мучной рынок на болоте — выгодное предприятие. Самая громкая казнь была в 1775 году: посмотреть, как четвертуют Емельяна Пугачева, собралось столько народу, что была запружена не только площадь, но и все окрестные крыши. Спустя восемь лет на Москве-реке случилось половодье, и для ремонта Большого Каменного моста часть воды пустили по старому руслу, устроив Водоотводный канал, — так образовался длинный остров. Он, кстати, до сих пор безымянный, хотя у него и есть несколько неофициальных названий: например, Балчуг — от татарского «грязь, болото».

Странная скульптурная композиция Шемякина «Дети — жертвы пороков взрослых», установленная в начале двухтысячных, для меня рифмуются с общим гнетущим ощущением от площади: и с историческим прошлым, и с недавними печальными событиями. С 2012 года название площади стало однозначно ассоциироваться с событиями 6 мая и стало нарицательным. Для многих, и для меня, конечно, Болотная — некий рубеж, после которого гайки стали закручиваться особенно интенсивно. Появилось устойчивое сочетание «узник Болотной», ознаменовавшее новую волну политических арестов. Кстати, в моем детстве площадь носила имя Репина, в советские годы со стороны набережной поставили памятник Репину (напротив Третьяковки). А с недавних пор на карте вместо Болотной площади отображается только Репинский сквер — видимо, после всех событий.

Место довольно мрачное, как бы тут ни веселились на городских фестивалях. Но побывать тут стоит, хотя бы чтобы по набережной погулять. А напротив тоже важный и зловещий символ эпохи — Дом на набережной, где есть соответствующий музей.


15

Болотная наб., Москва, Россия

Яузская аллея, Районы и улицы, Москва

Яузская аллея  

Митя Репин
Митя Репин
басист группы «Гриша любит грушу»

Я как-то придумал себе такой квест: выбирать улицы со всякими странными названиями и ехать туда на велике, смотреть, в чем их странность. Обычно я ездил ночью, правда, старался не останавливаться — по понятным причинам. Типа, экстрим такой, эстетика е#%ней. Обычно это такие места, куда нормальный человек в жизни не сунется. Полумифические, сновиденческие. Они как будто восстанавливают фрагменты сна. Когда в Москве живешь тридцать лет, все места вокруг реальны. В центре — центр, на окраине — спальные Строгины и Бирюлевы, между ними пояс промзон. А тут как будто оказываешься в глубоком Подмосковье или любой другой условной области — без отпечатка Москвы.

Среди моих находок — улица Элеваторная, улица Кашенкин Луг. Там страх: гаражи, собаки, ЛЭП, железные дороги, вот это все. Но самое гиблое место — Яузская аллея. Это в районе платформы Белокаменная на МЦК. Там лес, и все. Лосиный остров дремучий. Еще там виварий и туберкулезная больница. Но главное — там люди живут. Два дома в лесу, кирпичные пятиэтажки — одна поздняя сталинская, вторая ранняя хрущевская. И нет ничего: ни транспорта, ни магазинов. Только лес, виварий и гаражи. И до станции через лес идти.


16

Яузская аллея, Москва

Черниговский переулок, Районы и улицы, Москва

Черниговский переулок  

Анна Салынская
Анна Салынская
фотограф, блогер

Уютный Черниговский переулок соединяет Пятницкую и Большую Ордынку. Днем он напоминает провинциальный российский городок — с церквушками и невысокими домами. А когда загораются фонари, переулок становится похож на вечернюю Прагу. За последние два года его аж два раза благоустраивали. Раньше этот красивый переулок был проезжим, потом его превратили в экспериментальное пешеходное пространство с белыми деревянными лавочками и полками для буккроссинга, покрасили в белый цвет. Получилось здорово, такой читальный зал под открытым небом в Замоскворечье. Летом переулок снова благоустроили: теперь вместо белого асфальта — плитка, а вместо белых лавочек — серые с клумбами. Как бы то ни было, переулку идет быть просторным и пешеходным, к тому же отреставрировано Черниговское подворье и исторические фасады. Я очень люблю старую Москву и ценю, когда улицы наполняют новой жизнью, сохраняя старинный облик зданий.


17

Черниговский пер., Москва

Скопируйте эту ссылку
Другие подборки в городе Москва
Районы и улицы
Беременные кариатиды, брутализм и Гонконг, Павлик Морозов и романтический лунатизм
Архитектурная нарния, внутренняя интеллигентность и фуршетный бес
Ром-баба в летающей тарелке, неслучайные книги без глянца, хамон и дедушкин чердак
Традиционный джаз и рок-импровизации, джем-сейшны и вид со сцены
Тиканье ходиков, письма Чаадаева, тайные концерты и люди, меняющие мир
Жилые ячейки, институт проблем, полет Маргариты и ресторан, где подают время
Буржуазные пари, тренажеры МВД, индустриальный упадок и сенсорная депривация
Фалафель в бомбоубежище, бургеры в тапочках, битье тарелок и венецианское стекло
Лепка в камере хранения, прогулки в темноте и 50 оттенков фиолетового
Город профессий, ресторан ужасов, аквариум с аквалангистами и аэротруба
«Павлинье око», живописные изгибы и тихонько выпивать
Пролетарские дома для элиты, памятник Шуховской башне и пафос гигиены
Квартиры без номеров, реактор в усадьбе, любовницы Берии и присутствие лошади
Пустырь, который фонит, дореволюционное дно и косыгинский разлом в лопухах
Космическая пицца, панк-сервис и одни друзья кругом
Собор от автора мавзолея, Лизин пруд и кладбище московского дворянства
Сады и огороды для пикников и прогулок, с пинг-понгом, йогой, катками и фудкортами
Электронные унитазы, добрые пьяные вьетнамцы и новости с границы с Пакистаном
Спортивный урбанизм, тайное братство, травяные настои и никаких маньяков
Технический прогресс, хлебное вино и трамваи до и после революции
Всепьянейший собор, пивная Яма, Люсьен Оливье и возлияния Есенина
Мультипликационный храм искусств, несостоявшийся дизайн-завод и книги с пирогами
Ракурсные снимки, вишневый сад, фазаны и питерское залипание
Фавориты-соседи и виски с чаем, прогрессивная интеллигенция и лестница со стихами