Баррио-Чино

Однако выходцев из Поднебесной здесь не больше, чем в московском Китай-городе: названием своим барселонское дно обязано одному журналисту, по­смотревшему в 1920-е годы фильм про Чайнатаун Сан-Франциско и использовавшему испанскую кальку этого слова в своих обличительных писаниях. Земля за Рамблой издавна использовалась для занимающих много места зданий — здесь стоит средневековая больница, здесь было множество монастырей, а после их конфискации государством в XIX веке на месте монастырей появились фабрики и антисанитарное жилье для рабочих. В 1920–1930-е годы Чино превратился в легендарное место, привлекавшее отребье со всей Европы. «Баррио-Чино был о ту пору своего рода притоном, населенным не столько испанцами, сколько иностранцами, которые все как один были вшивой шпаной. Иногда мы одевались в шелковые рубашки зеленого или светло-желтого цвета, обували стоптанные туфли, наши прилизанные шевелюры казались густо намазанными лаком» — это из «Дневника вора» Жана Жене, перебивавшегося грабежами, кражами из церквей (местные на это не решались),нищенством и проституцией «в недрах кварта­ла, пропахшего маслом, мочой и дерьмом»,ныне его имя носит одна из площадей Чино. С распространением героина в 1970-е годы колорит квартала принял более угрожающие оттенки, и городские власти всерьез взялись искоренять порок. Сейчас от того легендарного Баррио-Чино мало что осталось. Снесен любимый бордель Пикассо La Suerte Loca,снесено кабаре La Criolla,в котором наряженный девочкой Жене отдавался английским матросам, сносятся целые кварталы, а на их месте строятся новые жилые дома или прокладываются бульвары. Проституток худо-бедно загнали в несколько менее заметных переулков вроде Сан-Рамон (Sant Ramon) или Рубадо (Robador),где они подпирают двери баров с названиями вроде Kentucky или Oregon,— в честь американских военных кораблей, заходивших в барселонский порт в 1950–1970-е годы. К новому,2007 году закрыли последний реликт того, старого, Чино — кабаре Cangrejo Loco с его шоу каких-то совершенно сказочных трансвеститов. Выжившие заведения — вроде Bar London и особенно Marsella — давно сменили профиль и теперь оккупированы иностранной молодежью.

Барселона