Бейоглу

Здесь издавна селились иностранцы и иноверцы: генуэзские купцы когда-то основали на берегу залива колонию Галата (Galata) и добились у византийского императора почти полной экстерриториальности, даже местный губернатор назначался из Генуи. Символ независимости итальянской колонии — суровая Галатская башня — до сих пор возвышается над Золотым Рогом. В общем, Галата в Константинополе была чем-то вроде немецкой Лефортовой слободы в Москве — но это как если бы Франц Лефорт был богатый и могущественный, а царь Петр — бедный и жалкий. Так дальше и повелось. При турках Галата продолжала оставаться европейским кварталом, населенным итальянскими моряками и купцами (еще не так давно лодочники-турки, причаливая, кричали «Guarda!» — как венецианские гондольеры). Но жили здесь и мавры, изгнанные из Испании, и арабы, армяне были банкирами, а греки держали таверны, из галатских виноградников рекой текло вино, и турецких детей пугали нечестивой Галатой, где якобы день и ночь валяются на улице пьяницы.Когда на берегу стало тесно, Галата стала карабкаться наверх. На склоне холма выросла респектабельная Пера (чье название происходит от греческого «за» — «за Галатой»). Здесь встали роскошные дворцы иностранных посольств, а центральную улицу назвали на французский лад — Grande Rue de Pera. Сейчас весь район носит турецкое имя Бейоглу, Пера стала улицей Независимости, Истиклаль, но старое название до сих пор в ходу.