Дом России

Фасады с химерами, немой колокол, институт проблем и центр андеграунда
Гид Афиши-Мир
Дом России
©

Юлия Сверчкова

Екатерина  Шаркова
Екатерина Шаркова
руководитель отдела реставрации керамики Центра имени Грабаря

Доходный дом страхового общества «Россия», в просторечии Дом России, построен на Сретенском бульваре на рубеже XIX—XX веков и задумывался как государство в государстве. Комплекс из двух корпусов занимает целый квартал и имеет статус объекта культурного наследия, в его строительстве участвовали мастера русского модерна — Величкин и Дессин. Я родилась в этом доме и с детства любила разглядывать фасады в стиле неоренессанса — с готическими химерами, крокодилами, попугаями и драконами, летучими мышами, башенками и часами. Здесь даже есть часовой колокол — немой от рождения. Ложные оконца тянутся фризом по всему фасаду (голуби прячутся тут от непогоды), а двор украшают прекрасные кованые ворота с растительным орнаментом.

До революции в доме жили очень богатые люди. В каждой квартире с потолками 4 метра (на втором и верхнем этажах еще выше) был изразцовый камин, зеленый или коричневый, потом многие их продавали, чтобы поставить кровать или шкаф. В нашей квартире камином пользовались, пока художник, занявший мансарду, не заткнул дымоход.

Позже в дом заселили представителей советской интеллигенции. Здесь, например, жили минералог Ферсман, математик Сканави, историк Греков, химик Ребиндер, офтальмолог Авербах (потомки до сих пор живут в той же квартире). А архитектору Шухову недавно поставили памятник на площади перед домом.

Перед войной сюда переселили Академию наук Санкт-Петербурга — так в доме оказалась моя семья, прадедушка был академиком-химиком. Тут родились бабушка, папа, я и мой сын. Соседями была семья химика Роде, за стенкой музыканты Погодины. В подъезде наискосок жила балерина Наталья Бессмертнова с балетмейстером Юрием Григоровичем. В этом доме всегда было интересно жить. Здесь снято много известных фильмов. Я помню съемки фильма «Рожденные революцией» — любимый эпизод с белой лошадью, бегущей по Боброву переулку и потерявшей убитого всадника, ее привозили на съемки несколько воскресений.

Все подвалы и чердаки были в ведении Союза художников. Самой известной стала мастерская Ильи Кабакова — этот чердак был центром московского андеграунда. Впервые я побывала в мастерской уже после отъезда Кабакова за границу, когда в ней обосновался Институт проблем современного искусства под руководством его друга Иосифа Бакштейна. Отсюда же я впервые попала на крышу дома — место паломничества московских руферов.

Сейчас тут как во французском квартале — повсюду слышна французская речь: рядом французский лицей, квартиры снимают французы. А в соседнем доме Лансере — Милютинский сквот с лекциями Артура Аристакисяна.

Фролов пер., 1/6, Москва