Гайд-парк

Днем по Гайд-парку бродят закутанные в шарфы нахохлившиеся «паки» — выходцы из Пакистана. Белки носятся и зимой, и летом. Ландыши распускаются в начале февраля. Целуются здесь под каждым деревом. Между тем история у парка — зловещая. В этом самом озере Серпентин, где сейчас купаются, утопилась беременная жена поэта Шелли — после того как поэт сбежал от нее к будущему автору «Франкенштейна»,16-летней Мэри. По соседству было кладбище домашних животных (оно и теперь есть, только закрыто). На могилах написано: «Джек. Спортсмен и настоящий друг». Или: «Принц. Так мало просил и так много дал». А неподалеку, около того места, где нынче триумфальная Мраморная арка, вообще стояла Тайбернская виселица, главное место казни в Лондоне до 1783 года. Всего здесь отправили на тот свет около 50 тысяч человек. После экзекуции палач мог принародно оголить грудь молодой горожанке и по ее просьбе приложить к груди руку мертвеца. Тогда считалось, что тела казненных обладают целебными свойствами. И подобные услуги палач оказывал далеко не бесплатно. Но в каком-то смысле висельники действительно способствовали выздоровлению: хирурги караулили, когда закончится казнь, и забирали мертвых в лаборатории для исследований. Врачам полагалось десять тел в год.