Катаянокка

Канал соединил Северную гавань с Южной и отгородил вельможную площадь Кауппатори от неприятного соседа: на Можжевеловом мысу обитали рабочие доков, моряки, их любовницы, легкодоступные барышни и прочий сброд. Приличные люди сюда не заглядывали: Катаянокка была застроена убогими лачугами, а в воздухе стоял суровый запах лодочной смолы, селедки, махорки, портянок и бог знает чего еще. Запах этот отпугивал и горожан, и архитекторов, замысливших было на холме императорский дворец, но так и не решившихся прикоснуться к району-изгою. Первым на Катаянокке дерзнул построить Морскую казарму Энгель, затем на месте, предназначенном для дворца, воздвигли Успенский собор, вокруг которого еще долго теснились хижины, позже, в конце XIX века, тут стали проводить соревнования лыжников. Хельсинки не сразу признал свое непутевое дитя, но уж признав, полюбил так сильно, как любят лишь обделенных. С приходом архитекторов югенда район пережил удивительную метаморфозу, вмиг оказавшись востребованным.