Марсово поле

Главный вход в Мраморный дворец — со стороны Марсова поля. Эта огромная площадь вплоть до революции являла собой «петербургскую Сахару» — огромный военный плац в центре города. Каждый год в мае русская императорская гвардия во всем своем блеске проходила здесь перед высочайшим семейством. Весной 1917 года в центре пустыря похоронили несколько сотен человек, погибших в феврале. В 1919 году рядом с этими могилами открыли абсолютно авангардный мемориал из четырех гранитных призматических глыб (автор — Лев Руднев). Материал позаимствовали из Сального Буяна, складского здания, сооруженного Тома де Томоном. Тексты эпитафий лично написал нарком ­просвещения Луначарский, претенциозный графоман: «К толпам якобинцев,/Борцов 48,/К толпам коммунаров/Ныне примкнули/Сыны Петербурга». Вокруг разбили сквер, известный обилием сирени. В 1957 году старейший коммунист Ленинграда Прасковья Ивановна Кулябко, член партии с 1898 года, зажгла здесь Вечный огонь посредством факела, воспламененного от мартеновской печи Кировского завода.