Симонов монастырь

Культовое место для модных горожан XVIII века, утопленница и исторические следы
Гид Афиши-Мир
Симонов монастырь
©

legion-media.ru

Илья Венявкин
Илья Венявкин
историк советской литературы и культуры

Если бы путеводитель «Афиши» существовал 200 лет назад, он бы обязательно написал про Симонов монастырь — культовое место для прогрессивных горожан того времени. Огромный монастырь-крепость, основанный на берегу Москвы-реки в конце XIV века учеником Сергия Радонежского, поразил воображение москвичей не военными подвигами или деяниями святых отцов, а вполне светской историей. Здесь происходило действие бестселлера того времени — повести Николая Карамзина «Бедная Лиза». Соблазненная дворянином Эрастом, Лиза утопилась в пруду у монастырских стен. На протяжении следующих десятилетий чувствительные читатели приезжали на пруд и вырезали на деревьях надписи примерно такого содержания: «Утопла Лиза здесь, Эрастова невеста. / Топитесь, девушки, для всех вас будет место». В середине 1930-х годов пруд засыпали и построили на его месте административный корпус завода «Динамо».

История многих городов состоит из наслаивающихся следов насилия. Мы хорошо научились эти следы игнорировать, но в случае Симонова монастыря сделать это практически невозможно. В 1930 году, в шестую годовщину со дня смерти Ленина, большевики взорвали монастырь. На следующий день «Правда» опубликовала разговор командира подрывников Кондакова и журналиста Михаила Кольцова:

Кондаков: Чтобы вложить пироксилин, надо было электрическими сверлами работать, компрессорами! Зато уж вонзился в самые печенки — не вырваться ему никак.
Кольцов: А бога вы не боитесь, товарищ Кондаков? Ведь он может поставить на вид подобное вредительство.
Командир подрывного батальона смеется. Красноармейцы смеются. Рабочие смеются. У кого-то в руках прыгает фонарик, выхватывает из темноты веселые лица.

После сноса вышедшие на субботник рабочие разобрали руины на кирпичи. Новая власть мыслила снос монастыря важной идеологической акцией: на месте «поповского гнезда» должен был появиться дворец культуры, в котором бы проходило становление нового поколения большевиков — строителей будущего коммунизма. Дворец культуры должен был обслуживать работников «1-го государственного автомобильного завода имени И.В. Сталина».

Проект дворца взялись реализовывать знаменитые конструктивисты братья Веснины. Они спроектировали внушительный комплекс из клуба, театра на 4000 мест и спорткорпуса. К 1937 году Весниным удалось построить только здание клуба. Оно стояло прямо на месте древнего кладбища и символического центра Симонова монастыря — Успенского собора. На протяжении следующих 50 лет во дворце культуры проходили лекции и концерты, работали всевозможные кружки и студии. После того как Хрущев разоблачил сталинские преступления, завод переименовали в честь Лихачева.

Поразительным образом одна церковь, несколько монастырских построек и стена с тремя массивными башнями уцелели. Сначала здесь были зиловские мастерские, а в поздние советские годы эти здания занял комбинат общества «Рыболов-спортсмен», производивший рыболовные крючки. К монастырским стенам пристроили пилораму и сантехнические мастерские. В 1990 году остатки монастыря были переданы православной общине неслышащих. В 1994 году в монастыре возобновили службы.

Сегодня все эти исторические следы по-прежнему видны: ДК ЗИЛ возродился как модный образовательный центр, православная община постепенно ведет реставрацию и восстанавливают территорию. Если вам удастся попасть на территорию общины, вы сможете увидеть надписи, оставшиеся от завода, и следы частных гаражей, появившиеся в 1990-х. Монастырские постройки и ДК ЗИЛ разделяет забор и полоска земли метров в десять: ДК стоит к остаткам монастыря спиной, как бы не замечая его. Когда вы будете гулять в этом месте, попробуйте пройтись вдоль этого забора. Там нет дорожки, зато есть ощущение, что вы попали в складку времени, где можно подумать о том, как рассказать историю, в которой разные здания стремятся уничтожить друг друга.

Восточная ул., 4, стр. 8, Москва